С чьего же Тэза двора?

Тэза с нашего двора

Сегодня я осталась без ужина, но сытая. И сыт остался не мой желудок, а мозг, что вообщем-то главнее, — ведь именно он подает сигналы…

Вместо ужина у меня по расписанию сегодня был просмотр моноспектакля «Тэза с нашего двора».

Я села в удобное театральное кресло и приготовилась к просмотру. На сцене из декораций было два дерева, арка из множества окон, а в арке – перевернутые стулья, накрытые белой простыней.  Именно так делают, когда уезжают на долгое время из дому, или покидают дачный домик по  окончании сезона, — накрывают мебель белыми простынями, чтобы она не впитала в себя пыль прошедшего времени.

Но вот потух свет, под музыку вышел актер-рассказчик, который поведал всем присутствующим историю. Будто бы он оказался работником организации, занимающейся озеленением города, и получил задание срубить два старых дерева… в одесском дворике, в котором вырос.

Он сбросил простынь со стульев, открыл старый чемодан, который оказался под ними, и начал свой рассказ, попутно вынимая из него старые вещи. Каждая из них относилась к определенному герою истории. Начал он историю с тельняшки – моряка, и повесил на бельевую веревку, вытащил таз, в котором парила ноги баба Маня и контролировала весь двор. Мы услышали о том времени, когда возвращались с войны, о прекрасной Терезе – Тэзе….

На бельевой веревке появилась красная лента, и в это же время зрители уже представляли, как она развивается в густых и непослушных волосах Тэзы.

А вот и яркая рубаха, в которой должен был давать свое послевоенное представление муж Тэзы, вместе с ней, но он вернулся без ног. Ну и конечно шикарные сочного алого цвета безразмерные рейтузы для бабы Мани, в которых она выхаживала по двору, по-домашнему… Все сопровождалось настоящим одесским – еврейским юмором. Зрители то хохочут до икоты от рассказов о бабе Мане, очередных похождениях Жоры, то пускают искреннюю слезу при безысходном слове «умер». Но актер не дает долго грустить, он уводит зрителя от печали рассказами, как пытались выдать замуж еврейскую 30-летнюю девушку. Ну и наконец, касается темы повальной эмиграции. «Вы ведь помните те времена?» — спрашивает он.

А помните действительно времена, когда все вокруг вдруг оказывались евреями в 10-ом колене и собирались эмигрировать в Израиль. И как тогда соседи все шептались – вон Ваське повезло то как, устроился, — женился на еврейке, теперь заграницу едет. Да и сейчас иногда слышно: « Да это же тот, что вдруг евреем оказался и вовремя эмигрировал». А здесь зритель увидел все со стороны эмигрантов. Когда люди в возрасте вынуждены из-за сложившихся обстоятельств  простится навсегда с родным домом, близкими людьми, могилами родных – навсегда. «Навсегда» — еще одно безысходное слово. И с корнем их вырывают как сорняки, отбрасывают подальше, как – будто и не росли они здесь никогда. Такое было время. Я тоже помню это время, когда моя школьная подруга уехала навсегда в Америку, потому что ее мама и папа – очень сильные математики никак не могли найти применение на своей родине, они ей были не нужны, но зато в далекой Америке пригодились. Но было ли это для них легко?

Большую часть спектакля зал заливался смехом, замечательный юмор, я как-будто вновь стала маленькой девочкой и поехала к родным в Одессу.

Кстати, недавно ездили с мужем в этот замечательный город и видели «бабу Маню». Мы назвали ее «тетя Циля» — тучная женщина восседала в одесском дворике и контролировала все вокруг.

Спектакль получился уютным, каким-то близким. И этот старый дворик с бельевой веревкой кажется каким-то родным. В конце спектакля он уже становится Вашим двором. Но все же грустным таким показался мне этот спектакль.

О многом можно подумать после него. Что меня еще впечатлило, так это то, что в театр пришло много молодежи. Большая часть зрителей – до 30-ти лет. Это воодушевляет. Театр не умрет никогда, даже во время передовых технологий!

— bez-grima.kharkov.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


:-? :roll: :-P :cry: 8-O :twisted: :mrgreen: :oops: :-x :lol: :wink: :?: :arrow: :( 8) :!: :-| :idea: more »