Пара слов о «неудобном театре» или как в Харьков «Хозяин кофейни» приезжал

999

18 января в «свободном пространстве дома.» прошел спектакль созданный по тексту известного белорусского драматурга Павла Пряжко «Хозяин кофейни». На полу в свете проектора расположился актер: Алексей Доричевский. Вокруг него, на расстоянии метра – зрители, также на полу.

В самом начале спектакля возникают два имени Вырыпаев и Гришковец. Пряжко, а вслед за ним актер словно отталкивается от них, чтобы очертить границы: это не экспрессивные тексты Вырыпаева, вы не получите эмоционального заряда. Это не тексты Гришковца о такой всем знакомой и трагикомичной жизни, вы не сможете повспоминать и поумиляться. А дальше становится понятно, что тут придется работать. Актер Алексей Доричевский не кормит зрителя впечатлениями, и в этом смысле он неудобен, он просто говорит, органично, с запинаниями, с оговорками, и в этот момент происходит десакрализация театра. А именно той формы театра, куда приходят съесть кусок приготовленного блюда под названием великий смысл, последняя истина или что-то вроде того. Блюда нет, придется все эти разрозненные, казалось бы, мысли самостоятельно собирать по кирпичику, чтобы в конце концов выстроить свой собственный дом. 

fBp-T434Nh8Похоже, этот текст самое что ни есть воплощение новой драмы, вернее, нового способа взаимодействия, где зритель на равных делит ответственность за спектакль с авторами.

Реакция зрителей на бесконечный поток текста, который петляет, путается, возвращается и снова куда-то движется: «Говорить об этом можно сколько угодно, что ты хочешь сказать?» А в том-то и дело, что коварное «я хочу поделиться» в начале спектакля – это только приглашение в лабиринт. Автор, вернее сказать авторы, потому что невозможно выделить чье лицо в этом процессе главнее, нужнее и т.д. так вот авторы водят зрителя по этому лабиринту, пока тот, изрядно запутавшись и устав, наконец-то не начнет задавать вопросы. И первый воображаемый вопрос: «А что ты этим хочешь сказать» возвращается к зрителю бумерангом: «А что ты готов понять? Услышать?». Формально спектакль о невозможности сказать, описать нормального неинфантильного человека, который «сворачивает дискурс». Но по факту – самый важный элемент здесь – восприятие.

Ленты социальных сетей пестрят цитатами об осознанности. Но часто момент включения в эту самую осознанность мы не осознаем. Так например, приходя в театр, ждем известно каких впечатлений. и если уж не развлечений, то по крайней мере эмоций: «Ну давай, актер, заставь меня засмеяться или заплакать, посопереживать тебе. это же твоя работа». А если нет?

n-kudro0lF0А если нет, то чаще всего зритель попадает в ситуацию фрустрации. Оп! И неизвестно, что делать и как реагировать. Самый простой вариант — сказать, что, мол, глупости все это и до великого смысла не дотягивает, но если побыть в этой пустоте и непонимании, то есть шанс что-то про себя по-настоящему понять. Основатель гештальт-терапии Фредерик Перлз как-то сказал: «Без фрустрации нет потребности, нет причины мобилизовать ресурсы и понять, что вы свободны сделать что-то с собой». А в нашем случае читай: понять что-то о себе, открыть что-то. А настоящий театр,  как известно, был всегда неудобен, всегда погружал зрителя в эту ситуацию столкновения с новым смыслом, который к тому же надо самостоятельно вычленить. А почему, вы спросите, этот смысл новым нужно считать? Нового вообще ничего нет, и тут все вроде о старом, только немного с другого ракурса и непонятно. Но ведь старые модели восприятия не работают. Они не способны охватить это, значит, для этого случая нужно перенастроить свое восприятия. Вот вам и новый смысл.

Если угодно, спектакль «Хозяин кофейни» -  это практика слушания. И не столько авторского текста, сколько себя и своих реакций. В этом невероятная сложность такого вида театра и его крайняя необходимость сегодня. Ведь как просто публиковать прекрасные статусы об осознанности на своей страничке в социальных сетях и как сложно этому соответствовать даже в таком, казалось бы, предназначенном для этого пространстве как театр. Не быть инфантильным по отношения к театру тоже.

п.с. в начале спектакля звучит фраза: «Я думаю к каждой истории в каждом тексте свой подход. Не общая структура, а в зависимости от истории, которую хочешь рассказать такая и структура текста». И похоже, что правила игры распространяются на все, что касается этого произведения. Потому как структура спектакля созданного режиссером Андреем Маем и актером Алексеем Доричевским продиктовала структуру построения этой статьи.

Кира Малинина

— bez-grima.kharkov.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


:-? :roll: :-P :cry: 8-O :twisted: :mrgreen: :oops: :-x :lol: :wink: :?: :arrow: :( 8) :!: :-| :idea: more »